Центр Нарния
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

М. Порядина "Аще Бог по нас.."

Печать  

АЩЕ БОГ ПО НАС…

Что бы вы сказали о женщине, которая в детстве мечтала стать либо кинозвездой, либо миссионером? Которая обучалась, в частности, в пресвитерианской школе христианского образования и в богословской семинарии? И отправилась миссионером в Японию, освоив японский язык? А потом вышла замуж за пастора! А ещё родила двоих мальчиков и удочерила двух девочек: одну из Гонконга, другую — из племени апачи-киован! А ещё с детства тянулась к перу и, уже будучи многодетной матерью, записалась на вечерние литературные курсы в каком-то колледже! И написала учебник для пресвитерианских воскресных школ!

Положа руку на сердце: не каждый разумный человек поверит, что эта во всех отношениях достойная женщина, миссионер, жена миссионера и дочь миссионера, всю жизнь проповедовавшая и творившая добро, может представлять собою заслуживающее внимания явление в области литературы для детей.
Пусть я и не очень разумный человек, но знакомиться с произведениями писательницы с такой биографией я долго отказывалась. Наотрез.
Спасибо вам, дорогие обстоятельства! Если бы не вы и не настойчивые призывы двух книжных журналистов, подписавших меня на участие в радиопередаче, я бы ни за что не взялась за чтение Кэтрин Патерсон.
Понятно, что отношение к полученной книге «Мост в Теравифию» (или «Мост в Терабитию») было у меня, мягко говоря, предвзятым. «Прочитаю, так и быть, — мерзким голосом пообещала я, — только пусть потом никто не говорит, что его не предупреждали!»
И села читать.
И через два часа очнулась в слезах.
Потому что Кэтрин Патерсон написала повесть о детях, которые ищут понимания, о дружбе, которую они находят, о спасении от невзгод и о хрупкости человеческой судьбы…
А вовсе не проповедь о том, что каждый должен вести высоконравственную жизнь, молиться и трудиться, любить ближнего, почитать отца и мать и не желать пресловутого осла.
Кэтрин Патерсон совершила настоящий писательский подвиг: не разменялась на трансляцию банальных истин, на прямое нравоучение, на примитивные педагогические приёмчики, на собственный положительный пример — на всё то, чем «радуют» нас, увы, многочисленные «инженеры человеческих душ», непрошеные наставники, борцы за нравственность.
Она просто написала хорошую книгу.
И не одну.
Тут же вслед за «Теравифией» я взяла ещё две повести Патерсон, выпущенные издательством «Нарния». И выяснилось, что эта писательница вообще не опускается до прямолинейной проповеди, никого не учит жить, а только погружает нас, читателей, в жизнь своих персонажей, так что мы вместе с ними переживаем и ужасы потерь (как в «Мосте…»), и горькие обиды («Иакова я возлюбил»), и неожиданные жизненные уроки («Великолепная Гилли Хопкинс»), а потом сами — сами! — приходим к пониманию высоких истин.
Самое важное: Патерсон не врёт. Она не пытается уверить нас в том, что мир справедливо и разумно устроен, что Бог заботится о малых сих, что испытания — свидетельство Господней любви, что всё к лучшему и праведным будет награда.
Напротив — в каждой из трёх перечисленных книг писательница, как нарочно, опровергает расхожие «религиозно-воспитательные» штампы.
Персонажи Патерсон — грешники. То есть обычные люди в обыкновенных обстоятельствах. Они учатся ненависти раньше, чем любви, завидуют, обманывают, ревнуют и охотно воздают злом за зло.
И вовсе не проваливаются в адскую пасть!
Гилли Хопкинс крадёт деньги у слепого старика! Лесли и Джесс мстят противной Дженис Эйвери, придумав злой, унизительный и подлый розыгрыш. А Каролине, птичке-певичке, за гордыню и нечуткость достаются все блага — слава, богатство и прекрасный муж! Не похоже, что Бог карает этих людей за недостойное поведение…
И Патерсон не скрывает вопиющую, иногда просто чудовищную несправедливость испытаний, достающихся её персонажам. Мерзавка Гилли гадит всем подряд, осознанно и целенаправленно, — заслуживают ли эти люди такого отношения? У Сары Луизы отнимается всё, что жизненно необходимо человеку, и прежде всего любовь ближних, понимание, — а её жертвы (немалые, между прочим, и вполне бескорыстные) принимаются как должное. А Джесс — он вообще теряет единственного друга, свою первую и последнюю радость, — за что его так? Неужели так проявляется любовь Господа нашего?
Как будто нарочно Патерсон разрушает большие и маленькие человеческие иллюзии. Вам кажется, что жизнь прекрасна? Добро пожаловать на похороны Лесли Бёрк. Хорошо, когда сбывается мечта? Посмотрите, как она сбылась у Гилли Хопкинс. Искренняя вера утешает отчаявшихся? Ага, послушайте, что скажет об этом Сара Луиза, которая буквально тонет в отчаянии, — и никто об этом даже не догадывается.
Удивительнейшее дело: Кэтрин Патерсон не боится приводить читателя к откровенно богоборческим мыслям! Зачем она это делает? Каким секретом она владеет, если понимает, что даже самые отчаянные её «страшилки» не доведут читателя до безнадёжности? Как она ухитряется сохранять и поддерживать надежду?
Ответ очевиден. Похоже, у Патерсон есть прочнейшая уверенность в чём-то таком, что недоступно агностику и атеисту, — надёжный тыл, некое каждодневное прибежище, которое есть и не нуждается в доказательствах. «Аще Бог по нас, никто же на ны».
А может быть, эти книги подводят читателя к убедительному выводу: Бог — это сила человеческой личности. Не снаружи он, а внутри. И никто не сделает того, что ты можешь и должен сделать сам. И никто у тебя этого не отнимет.

Мария Порядина

Патерсон К. Великолепная Гилли Хопкинс / Пер. с англ. Ф.Лурье. — М.: Центр «Нарния», 2007. — 224 с.: ил. — (Тропа Пилигрима).

Патерсон К. Иакова я возлюбил / Пер. с англ. Н.Трауберг; Ил. А.Власовой. — М.: Центр «Нарния», 2007. — 256 с.: ил. — (Тропа Пилигрима).

Патерсон К. Мост в Терабитию / Пер. с англ. Н.Трауберг. — М.: Центр «Нарния», 2007. — 192 с.: ил. — (Тропа Пилигрима).


Опубликовано: BiblioГид 8 марта 2008
© 2006, Нарния Разработано в GEHARD
Rambler's Top100 Яндекс цитирования ICQ: cтатус ICQ499669206 My status