Центр Нарния
Реквизиты
Наш ЖЖ
Пресса о нас
Пресс-релизы
МОКФ - 2010
Конкурс 2009
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

Рецензия "БиблиоГида" на книгу "Марселино Хлеб-и-Вино"

Печать  

Санчес-Сильва Х.М. Марселино Хлеб-и-Вино; Большое путешествие Марселино / Пер. с исп. [и предисл.] А.Розенблюм; Худож. М.Патрушева. — М.: Центр «Нарния», 2009. — 178 с.: ил. — (Тропа Пилигрима).

Можно не разделять взгляды любых религиозных конфессий, но хорошо сделанная работа всегда вызывает серьёзный интерес. Именно с этих позиций и хотелось бы сказать несколько слов об истории мальчика Марселино, вернее — о первых шестидесяти страницах небольшой, очень знаменитой испанской книжки, впервые целиком переведённой на русский язык.
Это история подкидыша, которого монахи-францисканцы нашли однажды на пороге своего бедного захолустного монастыря и вырастили, как сумели. Долго-долго, почти до самого конца короткого повествования никаких особых признаков исповедания веры и, тем более, проповеди христианства читатель этой книги не почувствует, потому что их нет. Маленький Марселино живёт обычной жизнью деревенского мальчишки, только очень одинокого. Он учит монастырского кота ловить мышей, немножко терзает пойманных насекомых, отрывая им крылья, придумывает смешные прозвища для монахов, которых в монастыре всего дюжина, и много разговаривает сам с собой или с другим воображаемым мальчиком, с которым встретился когда-то совсем случайно и всего один раз.
История течёт потихоньку и рассказывается такими повседневными, обиходными, простыми словами, что ей сразу начинаешь верить, а мальчика Марселино — любить. И когда, дожив до пяти с половиной лет, малыш решается, наконец, забраться на монастырский чердак, ничего, кроме очередного маленького приключения, от него не ждёшь. Но на чердаке стоит человек. Очень бледный, грустный и прибитый гвоздями к большому кресту. Вот здесь Хосе Мария Санчес-Сильва и встаёт как писатель в полный рост. Как писатель и тонкий психолог.
Несколько страниц, потраченных на то, чтобы маленький Марселино испугался, решился, испытал жалость и, наконец, проявил заботу, эти несколько коротких страниц нужно изучать как образец успешного повествования для детей. Всё развивается само собой, всё вырастает из простых, понятных человеческих побуждений. Сначала Марселино приносит на чердак кусок хлеба, ведь если ты прибит к кресту, сам за едой не сходишь. Привыкший говорить с животными, предметами и самим собой, мальчик обращается к большому грустному человеку самым естественным образом, и когда человек этот спускается с креста, чтобы поесть принесённого хлеба и побеседовать с малышом, это тоже происходит настолько естественно, что даже по толстой шкуре убеждённого атеиста пробегает мелкая дрожь.
Автор знает, какие найти слова. «Ты хочешь, — спрашивает Марселино у Иисуса, — чтобы я завтра пришёл, или Тебе всё равно?» А когда Господь задаёт вопрос: «Так ты знаешь, кто Я?», мальчик отвечает совершенно спокойно: «Ты Бог».
Главное, о чём хочет поговорить Марселино там, на чердаке, это встреча с мамой, которую он никогда не видел. Оказывается, у Бога тоже была мама, и теперь они где-то далеко, но вместе. И новый Друг обещает малышу желанную встречу, и Марселино засыпает на коленях у Христа, и монахи, подсмотревшие в щёлочку тайное, чудесное общение ребёнка с Богом, возносят хвалу Всевышнему, и Марселино лежит в гробу «улыбающийся и румяный», и незаурядная, тонкая история душевного человеческого роста на последней своей странице превращается, к сожалению, в традиционный урок воскресной школы.
Дальше — неинтересно. В кратком издательском предисловии говорится, что история Марселино, появившаяся в 1952 году, вызвала у читателей огромный энтузиазм. Настолько огромный, что они потребовали от автора продолжения. Автор согласился. Довольно долго писал отдельные рассказы о пребывании своего популярного героя непосредственно в раю, потом соединил рассказы в единый текст и назвал его «Большое путешествие Марселино». Этот текст присутствует в нынешнем издании и занимает большую часть его объёма. Но радости от этого мало. Несмотря на попытки сохранить изначальную интонацию, несмотря на множественные бытовые зарисовки из земной жизни мальчика, ни о каком искреннем чувстве говорить уже не приходится. Первая маленькая книжка дышала живой верой, которая всегда вызывает уважение, потому что она живая. А маленькое человеческое искушение удержать красивый успех — это, наверное, одно из самых опасных искушений на свете.

© 2006, Нарния Разработано в GEHARD
Rambler's Top100 Яндекс цитирования ICQ: cтатус ICQ499669206 My status