Центр Нарния
Реквизиты
Наш ЖЖ
Пресса о нас
Пресс-релизы
МОКФ - 2010
Конкурс 2009
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

Интервью с Ксенией Хмельницкой

Печать  
“МЫ ДУМАЕМ ПОЖЕНИТЬСЯ. НО...”

Клайв Стейплз Льюис, знаменитый ученый-филолог и христианский писатель, придумал сказочную страну Нарнию. И написал семь сказок «Хроники Нарнии», на которых воспитывались и воспитываются наши дети.

Только что в издательстве «Центр «Нарния» вышла восьмая хроника «Килания и гномы». Ее автор – Ксения Хмельницкая. Писательнице 29 лет, это ее первая книжка.

-Как вы пришли в Церковь? – спрашиваю Ксению.

-С детства я ощущала, что Бог есть, - рассказывает она. – Правда, несколько раз в каких-то детских трагедиях говорила: «Господи, если Ты есть, пусть мама задержится!»

-И она задерживалась?

-Да. Хотя с моей стороны это был откровенный шантаж по отношению к Богу. Требование капризного ребенка. Вероятно, эту фразу я от кого-то слышала. Если бы придумывала сама, то, наверное, просила бы: «Если Ты меня любишь...»

-Вы были крещены?

-В 4 года и помню это. Впечатление было очень большое. В церковь я потом иногда заходила, но толком ничего не понимала. А когда стала подростком, то у нас в стране выплеснулось огромное количество всякой нецерковной мистической литературы. Я погрузилась в чтение с головой, была махровой экуменисткой. В этом «экуменизме» смешались протестантизм, язычество, оккультизм...

Но Господь оберегал меня – и не давал с кем-то близко сойтись, попасть в какую-нибудь секточку. Я варилась в собственном соку – и все время искала.

Мне нравилась и нравится культура североамериканских индейцев. Я узнала, что в Москве есть люди, которые ими увлекаются, и поехала на встречу с таким человеком, его зовут Александр. Приезжаю – и попадаю на новообращенного христианина.

-Православного?

-Да! Он был рад со мной встретиться. Но большую часть времени мы говорили не об индейцах, а о Церкви. Ушла я потрясенная и возмущенная.

-Чем?

-Многим. На меня большое впечатление производил Михаил Булгаков и страшное воландовское, что без теней не было бы предметов. По бытовой жизни мы видим: зло и добро перемешаны. Пытаешься сделать добро – а оно кому-то аукается.

-Иногда – самому себе.

-Саша был уверен: человек делает ошибки, а Господь их превращает в добро. Это меня поразило.

Я видела много увлеченных людей, но никогда не видела такого, как Александр. Потом в Евангелие прочитала о Христе: слово Его было со властью. Я что-то похожее испытала у Саши...

Потом было долгое время метаний. Недавно перечитала свои дневники – и ужаснулась. Идет запись, почему нельзя гадать. Я сама это придумала: все астрологии делают нам ровненький путь, но куда он приведет потом, мы не знаем. Законы магии действуют в нашем мире. Но, если ты с Богом, то живешь по Его законам. Остальное на тебя не действует. Следующая запись: «Сегодня гадала и...»

-Крутые волны вас качали!

-Так продолжалось несколько лет. Я уважала мнения других, и мне было тяжело принять, что Церковь – это единственное место, где Правда. И понять, что на самом деле это не ущемление другого мнения, а просто констатация факта.

В конце концов, я решила: не могу в этом разобраться. Оставляю все, иду в Церковь – и начинаю разбираться там.

-И с нею?

-Примерно так. И тогда уже пойму, где истина, а где «попы надурили». Мне, например, казалось, что они экстрасенсов «забивают» как конкурентов. Потом я увидела, как «целители», тайком проносят в Церковь свой груз. «Необразованным попам» вроде бы о нем и знать не надо.

Слава Богу, Он уберег меня от такого. Я шла честно, оставив все. И сразу же встретила Александра, которого долго не видела.

-Удивительно!

-Он мне рассказал, как прийти на исповедь, как причаститься. И тогда уже началось мое знакомство с Богом – Спасителем. И знакомство с Церковью.

Мне было около 20 лет. Очень быстро я устроилась работать в храм Успения Пресвятой Богородицы в Казачьей Слободе (он возле станции метро «Полянка»), узнала службу. Встретила в церкви своего будущего мужа... Все как-то легко и хорошо прошло.

-Где вы работали?

-В церковной палатке. Мне открылся огромный пласт духовной литературы. Я перестала читать все светское. А потом с интересом начала перечитывать классиков и находить у них то, что и в школе не объясняли, и сама не видела.

-Вы замужем 9 лет. И говорили, что ваш брак был связан с какими-то трудностями?

-Да, осталась большая рана: размолвки с родителями всегда печальны. Муж старше меня на 10 лет, не москвич, у него раньше была семья – и родители мои высказались против нашего брака. Отец в меньшей степени, он предоставлял мне самой решать. А мама против до сих пор. То, что я пишу о леди Берн во многом похоже на мою ситуацию…

Муж мой тоже переживал: и жить негде, и денег нет, и я почти девчонка. Несмотря на благословение духовного отца, ему тяжело было принять решение о свадьбе.

Мы поехали в Троице-Сергиеву лавру к отцу Кириллу (Павлову). Муж стал говорить сам: «Батюшка, мы друг друга любим, думаем пожениться, но...» И начал перечислять причины, по которым мы это сделать не можем.

Отец Кирилл перебил его и обратился ко мне: «Он старше тебя... Да, тяжело, тяжело... Ты роптать не будешь?» Понятно, что я сделала огромные глаза: «Никогда не буду!» Он: «Что, что, что?» Я как-то сникла: «Не буду...» Говорит: «Ну хорошо, тогда благословляю».

И я вспоминаю иногда, что обещала отцу Кириллу никогда не роптать… (Смеется) На самом деле у нас счастливый брак.

-А когда вы открыли Льюиса?

-Меня с ним познакомил муж. И это было потрясением, так как совпало с тем, что я сама переживала после встречи с Богом.

-А как возникла мысль продолжить «Хроники Нарнии»?

-Муж мне ее и подкинул. Сначала это показалось невозможным. Хотя потом мне приходило в голову, что «Хроники» написаны для другого времени и там не хватает многих вещей, актуальных сейчас. И вдруг совершенно неожиданно, стали возникать какие-то образы. Первыми появились девочка и озеро.

-Сколько лет ушло на то, чтобы родились «Килания и гномы»?

-Лет пять. Сначала мне помогала замечательный редактор, переводчик и писатель Светлана Таскаева. А потом я узнала, что есть издательство «Центр «Нарния». Там проводили конкурс христианских детских писателей. Я написала им, надеясь, что книжку посмотрят специалисты. И неожиданно появился еще один человек – редактор Анна Вацловна Годинер. Она помогала мне довести книжку до печати.

Меня смущало, что издательство это не православное. Но Господь меня туда привел. К тому же моя книга прежде всего обращена к людям нецерковным. Поэтому я рада, что она будет продаваться в обычных книжных магазинах. Хотя и в церковных лавках – тоже. Некоторые храмы ее уже заказали. Надеюсь, люди православные тоже найдут в книге что-то полезное для себя. Ведь я вложила туда свой церковный опыт, свои вопросы, сомнения.

-Главный герой сказки решает освободить Нарнию, а в итоге становится предателем.

-Ему хотелось действовать сию минуту, а это не получалось. И потихонечку, незаметненько он начал отходить от Бога, потому что вроде бы правильная вещь – в данном случае свобода Родины – затмила все остальное, стала для него кумиром. К сожалению, мы нередко наблюдаем подобное в жизни.

Но если любовь к Родине становится важнее Бога, то ни Родине, ни нам от этого хорошо не будет.

-Вы сейчас что-то пишете?

-Да, разрабатываю ту же тему. Только теперь это Древняя Нарния.

-Почему вы не придумаете собственную фантастическую страну?

-Аслан Льюиса – это икона, написанная не красками, а словами. Мне Господь не дал таланта, чтобы создать свою икону. Но дал талант, чтобы написать список.

-И внести в него что-то от себя...

Беседу вела Наталия ГОЛДОВСКАЯ

«КИЛАНИЯ И ГНОМЫ»


Маленький отрывок их книги Ксении Хмельницкой поможет вам ответить на вопрос, читать или не читать эту сказку.

-Подожди, - испуганно прошептала Рэн. Она протянула руку, словно желая задержать фавна, но, смутившись, вновь опустила ее, - я же не умею молиться...

Вольтинус почувствовал, как замерло в груди сердце, но его тихий, напевный, чуть печальный голос почти не изменился, когда он ответил:

-Тебе и не нужно молиться, Рэн, если... Если ты не предполагаешь, что могла бы принять мое предложение.

-Если бы вы, - очень серьезно ответила гномийка, - сделали бы его уже сегодня, то я бы и приняла его уже сегодня... Если же вы считаете, что нужно ждать, значит, я буду ждать год или... В общем, сколько будет нужно. В нашей семье Аслана считают детской сказкой – ну, вроде дриад или рождественского деда... Но раз вы верите в Него, то буду верить и я. И молиться буду. Только я не знаю, как.

Вольтинус прислонился к дереву, мысли его спутались, сердце отчаянно колотилось о ребра. Он вымученно улыбнулся.

-Я должен был сообразить, что гномы решают все очень быстро. Теперь моя затея с испытательным сроком уже не кажется мне столь разумной, как прежде... Но я знаю, что она была правильной... Спасибо за твои слова, Рэн. Они, словно звезды, будут освещать мою жизнь, хотя... Мне будет сложнее не видеть тебя весь этот год, зная, что и ты ждешь нашей встречи... Сейчас я, наверное, совсем не похож на взрослого мудрого фавна, каким мог показаться тебе в самом начале нашего разговора... Ты еще не разочаровалась во мне?

Рэн изумленно подняла брови:

-Почему вы так спрашиваете, мистер Вольтинус? Если я говорю, что согласна стать вашей женой, как только вы решите, что я достаточно взрослая, то, значит, я говорю не о том чувстве, которое может угаснуть, как искра.

-У нас говорят, что гномы рождаются взрослыми, И, кажется, я сейчас понял, что под этим имелось в виду... Может быть, ты и вправду уже и сейчас ясно видишь, что в твоем сердце родилась настоящая любовь, а не мираж, не призрак, но... Даже в этом случае все не так просто: я никогда не слышал о межплеменных браках, Рэн, и не знаю, как относится к ним Аслан, - Вольтинус осекся, пытаясь сообразить, как можно объяснить гномийке, что несогласие Аслана – совсем не то же самое, что несогласие родных, с которым им еще наверняка придется столкнуться. - В конце концов Он сотворил мир и наши племена, а потому Он единственный имеет право на подобные запреты...

Вольтинус замолчал, чувствуя, что говорит не о том. Ведь дело здесь в общем-то даже не в праве...

Но для Рэн это не имело большого значения: раз мистер Вольтинус считает, что мнение Аслана можно узнать и что оно настолько важно, значит, все так и есть.

-Мы же можем просить Его сделать для нас исключение, а через год вы узнаете, согласился Он или нет, - по-своему закончила она мысль фавна. - Но как мне надо просить?

-Постарайся поверить, что Он находится рядом, а ты Его просто не видишь, как во время ночных разговоров у потухшего костра. И говори с Ним, как говорила бы с родителями, которые могут и не выполнить твою просьбу, но не из каприза, а по каким-то пока не понятным тебе причинам. И в любом случае они тебя поймут, пожалеют и помогут...

-Я постараюсь, - просто сказала гномийка.

Опубликовано в "Семейной православной газете" №11 2004г.
© 2006, Нарния Разработано в GEHARD
Rambler's Top100 Яндекс цитирования ICQ: cтатус ICQ499669206 My status