Центр Нарния
ЖУРНАЛ 3 (27) - 2010
Журнал 3 (27)
журнал 2(26)-2010
Журнал 1(25)- 2010
ЖУРНАЛ 1(25)-2010
журнал4(24)-2009
Журнал3(23)-2009
Журнал 2(22)-2009
Журнал 1(21) 2009
Журнал 3(19) 2008
Журнал 2(18)-2008
Журнал 2(14)-2007
Журнал 1 (13)-2007
Журнал 4(12)-2006
Журнал 3(11)-2006
Журнал 2(10)-2006
Журнал 1(9)-2006
Журнал 3-2004
Архив PDF
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

Нарнийское благовестие

Печать  

 

Нарнийское благовестие

текст Евгений Новицкий

Как люди приходят к Богу? Каждый своим путем, универсальных рецептов здесь нет. У одних это происходит в великолепии церковного богослужения, когда кажется, что ты уже не на земле, а на небесах. Другие идут постепенно, путём восхождения, через размышления, чтение книг, общение с верующими друзьями. Третьи неожиданно встречают Его в самые неподходящие, казалось бы, моменты жизни, там, где и ждать этого не приходится. У каждого из нас свой путь в Дамаск

 

Один англичанин так вспоминал: «Встреча с Богом про-

изошла в обстановке обыденной и мирной в

автобусе. Внезапно я почувствовал себя комом

снега, который сейчас начнет таять, почувство-

вал невидимый корсет, который задушит меня,

если я не избавлюсь от всей моей дряни и мелочности... Вечером, дома, я встал на колени и неохотно сказал Богу, что Бог есть Бог».

[http://arnaut-katalan.narod.ru/fantasy9.html]

Англичанина звали Клайв Льюис. Был он специалистом в об-

ласти классической филологии. Его путь – это, конечно же,

книги, и беседы с людьми, и потаённая работа мысли и серд-

ца. Семена падали глубоко и никто не видел, как они начина-

ли идти в рост. Взошёл же тот злак неожиданно, и ветви его

оказались весьма велики.

Для преподавателя Кембрижда, собиравшего доселе семе-

на Небесного Царствия, настало время эти семена разбрасы-

вать самому. И он принялся это делать, став, по сути, миссио-

нером. Не в благодатных условиях, среди затерянных в непро-

ходимых джунглях племён, когда язычники, с изумлением или

гневом (но в любом случае искренне и непосредственно) слу-

шают неведомые им рассказы о далёких чудесных странах и о

дивных делах Божьих. А в обществе, которое знало о Христе, и

оставалось к этому знанию равнодушным.

О Боге и Спасителе все что-то слышали… Кому-то набили

оскомину уроки в воскресных школах. Кого-то никогда особо

не интересовали все эти «выдумки». Кто-то время от времени,

отдавая дань традиции, забредал в церковное собрание. О гре-

хе и искуплении, о вечности и Пути, ведущем к ней, особо не

задумывались. В лучшем случае. В худшем смеялись, как над

неким мракобесием, безвозвратно ставшим достоянием про-

шлого. В самом же скверном варианте радостно устремлялись

навстречу новым «духовным поискам», в которых не было мес-

та Богу.

Именно к этим людям обращался Клайв Льюис в своих

трактатах, статьях, радиопередачах и книгах. Клайв Льюис от-

крывает Евангелие людям, знающим его содержание: откры-

вает те его темы и смыслы, которые остаются незамеченными

для большинства. И то, что он говорит о глубинах веры, не де-

лает его речь непонятной или сложной. Не сложность, а про-

стота детских сердец («будьте как дети!») нужна, чтобы понять

и принять его.

К самим же детям Льюис решил обратиться через сказку.

И он создал целый сказочный мир, имеющий собственную

географию, историю (от сотворения до уничтожения). Мир,

который, как и наш собственный, вызван к бытию Создателем,

Творцом и когда приходит необходимость и час Спасителем

миров. Так появились «Хроники Нарнии».

«Я подумал, что в детстве такие книги, возможно, помогли

бы мне самому не растерять веру. Почему так трудно испыты-

вать к Богу или Христовым страданиям те чувства, которые,

как нам говорят, мы должны испытывать? Думаю, именно по-

тому, что речь идет об обязанности, и это убивает чувства... В

детстве мне казалось, что о вере можно говорить лишь вполго-

лоса, как в больнице. “Что, если перенести все это в волшеб-

ную страну, подумал я, где нет ни витражей, ни воскресных

школ? Может, тогда ребенок впервые увидит веру во всей её

мощи и устоит?

Попытки создания сказок на библейскую тематику пред-

принимались часто. И почти все они обречены на сокруши-

тельный провал.

Во-первых, произведения подобного рода обычно сводятся

к иносказательному пересказу, к аллегории, которая использу-

ет набор символов, жёстко заданный и однозначно прочитыва-

емый. При помощи этих символов излагаются евангельские

события неизбежно теряющие всё, что не вмещается в аллего-

ричность повествования.

Клайв Льюис поступил совершенно иначе. Его задачей бы-

ло, как он сам говорил в одном из писем, создать иной сказоч-

ный мир, несовпадающий с нашим и не указывающий на наш.

В этот мир, как и в наш, приходит Божий Сын, чтобы его иску-

пить. Происходящие в нем события сродни евангельским, но

не совпадают с ними. Просто потому, что это ДРУГАЯ исто-

рия. Просто Главное Действующее Лицо в обеих историях на-

шего мира и Нарнии Одно и то же...

Во-вторых, крах большинства «христианских сказок» неми-

нуем из-за их мертвящей дидактики. Увы, почти столько же

времени, сколько существует сама Церковь, не прекращаются

попытки (совершенно искренние!) утрамбовать Евангелие в

простую и «правильную» форму учения о том, «что такое хоро-

шо и что такое плохо». Множество назидательных историй, на-

писанных и для взрослых, и тем более для детей, повествуют о

том, что Бог помогает и дарует благословение тем, кто хорошо

себя ведёт, слушает старших, каждое воскресенье ходит на

богослужение и никогда-никогда не говорит скверных слов. Те

же, кто поступает наоборот, навлекают на себя Божий гнев и

кары. Некоторые из плохих персонажей после этого раскаива-

ются и становятся хорошими то есть начинают слушать стар-

ших, и т.д.

Слава Аслану, совсем не то мы находим в нарнийских хро-

никах Льюиса. Любовь, милость и забота Льва, песней Которо-

го была сотворена Нарния и силой Которого она держится,

простирается и на Дигори, из-за которого зло проникло в толь-

ко что сотворённый мир («Племянник чародея»), и на эгоистку

Аравиту («Конь и его мальчик»), и на избалованного вредину-

Юстэса («Покоритель зари»); а за предателя Эдмунда великий

Лев Аслан умер в позоре и муках на Каменном Столе чтобы

затем воскреснуть, разорвав смертные путы Белой Колдуньи,

которыми она опутала Нарнию («Лев, Колдунья и Платяной

шкаф»). Собственно говоря, идеально-хороших персонажей в

«Хрониках» вообще нет, и в сиянии, исходящем от Аслана, это

явственно ощутимо. Даже Люси, маленькая и славная, задер-

жавшись с целебным бальзамом возле своего брата, чтобы по-

смотреть, как он придёт в себя, слышит от Льва укоризненные

слова: «Быстрее, Люси... другие тоже стоят на пороге смерти.

Сколько же их ещё должно умереть из-за Эдмунда?»

По сути, это один из тех моментов, которые одновременно

делают книгу живой и открывают беспощадную истину: никто

не идеален. И, хотя встреча с Асланом меняет жизнь каждого

из героев книг, «примерными» на радость родителям они не

становятся (а мама Юстэса была даже очень огорчена переме-

нами, происшедшими с её сыном).

Льюису удалось совместить в своих сказках две чаще всего

несовместимые вещи. С одной стороны, яркий и строгий хри-

стианский катехизис, учебник основных положений христиан-

ской веры и нравственности. С другой же стороны, полное от-

сутствие морализаторства и дидактики. Как такое возможно?

Наверное, дело здесь в том, что автор видит суть ПРАВИЛЬ-

НОСТИ, которая не так проста, как человеческие понятия «хо-

рошо – плохо». Потому что Божья мера – иная, нежели челове-

ческая.

Ведь (и нарнийцы это многократно подчёркивают) Аслан

не ручной Лев.

Впрочем, как и любая книга, «Хроники Нарнии» восприни-

маются не всеми. Так, у некоторых читателей она вызывает

недоумение, а порой и возмущение: какая же это христиан-

ская книга, когда она вся замешана на язычестве! Если бы

Нарнию населяли только говорящие животные это ладно, это

всё же в «сказочных рамках». Но множество обитателей этой

Волшебной Страны имеют совсем иное происхождение: фав-

ны, нимфы, дриады, кентавры, боги рек и лесов, и даже Силен

и Вакх! И это далеко не все персонажи языческих мифологий,

которым просто тесно на страницах льюисовских книжек.

Собственно говоря, такова особенность не только «Хро-

ник», но и большого художественного произведения, написан-

ного Льюисом для взрослых: «Космической трилогии». Очевид-

но, для писателя совершенно естественно обитать среди ми-

фологических персонажей, не становясь при этом язычником.

Точно так же, как было это естественным и для его друга и со-

брата по перу Джона Роналда Руэла Толкиена. И дело здесь не

только в том, что оба писателя были специалистами по древ-

ним мифологиям, но и в том, что оба они англичане.

Именно английскому мировосприятию свойственна эта

особенность: включение в картину мира обитателей детских

сказок и древних преданий. Причём включение не в качестве

нечисти, а как иных волшебных обитателей этого сотворённо-

го Единым Богом мира. Обитателей, которые давно перестали

быть объектами поклонения для кого бы то ни было, а превра-

тились в сказочных персонажей.

Об этом много написано. И о язычестве, которое, узнав Ис-

тинного Бога принесло к Его ногам лучшее, что было им соз-

дано свою культуру. И об особенностях английской нацио-

нальной картины мира, в которой христианское густо оплете-

но декоративным плющом фольклорного.

Вот ещё один пример. Одно из злодеяний Белой Колдуньи

(в книге «Лев, Колдунья и Платяной шкаф») состоит в том, что

из-за вечной зимы в Нарнию уже много лет не наступает Рож-

дество. Простите, но... Чье Рождество?! Аслан, приходил в

Нарнию, не рождался в ней! Дальше больше. Когда власть

Колдуньи начинает слабеть и время всё же сдвигается с мёрт-

вой точки Рождество, наконец, приходит, а вместе с ним ... В

русском переводе это Дед Мороз; у Льюиса же по сути, даже

не Санта Клаус, а другой традиционный британский персонаж

«Father Christmas», «Отец-Рождество», чьё дохристианское

происхождение сомнения не вызывает.

Однако Клайв Льюис не одинок. Мы можем обнаружить

подобное изображение Рождества у целого ряда английских

писателей от Диккенса до Роулинг, причём в наиболее христи-

анских по духу их книгах.

Пожалуй, наиболее трудно такое сплетение фольклора и

проповеди дается американцам, несмотря на то, что они гово-

рят на том же языке. Их «национальная картина» мира совер-

шенно иная. Вспомним, что с самого начала территории буду-

щих США колонизировали пуритане, стремившиеся сохранить

свою веру в чистоте от любых внешних влияний; вспомним,

что на протяжении всей своей истории жители Соединённых

Штатов вновь и вновь отстаивали идеи Реформации, и мы пой-

мём, почему такую настороженность, а то и неприятие вызы-

вают у многих американцев и «Нарния», и «Гарри Поттер».

Нам воспринять подобное много проще. Наша культура то-

же довольно-таки густо замешана на дохристианском фольк-

лоре. Так что в многочисленных обитателях Нарнии мы склон

Тем не менее нарнийские хроники также являются имен-

но христианским, а не каким-либо другим произведением. Мы

уже говорили о том, что Евангелие целиком в сказку вместить

невозможно – да и не нужно ни в коем случае. Поэтому каж-

дый писатель, поставив перед собой подобную задачу, вынуж-

ден выбирать: что именно важнее всего сейчас напомнить лю-

дям о Боге?

Вот почему на приведённую выше цитату я хочу ответить

цитатой же из статьи журналистки Ольги Чигиринской, посвя-

щенной немного другой (но по сути, той же самой) теме: кино-

фильму «Страсти Христовы».

«Во времена всеобщей расслабленности и расхлябанно-

сти... следовало напомнить христианам, что Бог Саваоф – это

Бог Воинств, а Христос – Царь и Воинский начальник, а мы –

Его солдаты».

ultimatebb.cgi?cdff=002395&ubb= get_topic&f=4&t=000014]

[http://eforum.com.ua/cgibin/

В том-то всё и дело, что Иисус Христос не только слабей-

ший из слабых, но и Сильнейший из сильных. Истерзанный и

искалеченный, нёс Он Свой крест к Голгофе, но если бы толь-

ко захотел и двенадцать легионов Ангелов поразили бы Его го-

нителей и палачей. Бог-Сын не только пасхальный Ягнёнок, но

и Лев колена Иудина. У Льюиса это соединение противопо-

ложных качеств в простом естестве Бога показано в финале

«Покорителя Зари». И именно таким изображает Библия По-

мазанника-Спасителя и Его Церковь, изображает, начиная с

ветхозаветных времён. Помните, в Песне Песней изображение

хрупкой красоты Возлюбленной вдруг включает в себя неожи-

данное сравнение: «Грозная, как полки со знамёнами»?

Именно Христос-Агнец в видении Иоанна Богосло-

ва снимает семь печатей с книги, обрушивая этим

на мир великие бедствия.

Именно Аслан убивает (не прогоняет и не

перевоспитывает) Колдунью, освобождая Нар-

нию от её зла.

Очень важным ключевым является пер-

вое появление Аслана в «Льве, Колдунье и

Платяном шкафе» перед детьми (и перед чи-

тателями ведь эта хроника была написана

первой; хронологически начинающий цикл

«Племянник чародея» создан несколькими го-

дами позже):

«Те, кто не был в Нарнии, думают, что нельзя

быть добрым и грозным одновременно. Если Питер,

Сьюзен и Люси когда-нибудь так думали, то теперь они

поняли свою ошибку. Потому что, когда они попробовали пря-

мо взглянуть на него, они почувствовали, что не осмеливаются

это сделать, и лишь на миг увидели золотую гриву и большие,

серьёзные, проникающие в самое сердце глаза».

Льюис. «Лев, колдунья и платяной шкаф».

Стоя перед Христом, очень важно не забывать, перед Кем

мы стоим. Да, Иисус постоянно говорит нам: «Не бойтесь!» и

открывает любящие объятья. Но это ОН говорит и ОН откры-

вает. Если же мы начнём кричать: «Не боимся! Не боимся!» и

требовать: «Давай, обнимай!»... Боюсь, что тогда в ответ может

прозвучать: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делаю-

щие беззаконие»...

Бог страшен не для нас Он страшен для греха, в котором

мы пребываем. И именно этот страх, который Он не может не

внушать нам, и есть проявление Его божественной любви.

Льюис в каждой из семи книг вновь и вновь показывает, что

Аслан отделяет грешника от греха с любовью к первому из

них и с полной беспощадностью ко второму.

Да, Христос победил и мир, и смерть. Но нам необходимо

мужаться, а не забывать о страхе напрочь. Потому что наш

выбор ценен только тогда, когда мы боимся, не хотим и всё же

поступаем так, как должно. Если же мы на сто процентов уве-

рены, что всё страшное уже позади и нас ожидает непремен-

ная награда, в нашем выборе нет никакой заслуги.[Клайв Льюис. «Последняя битва»]

[Клайв Льюис. «Последняя битва»]

* * *

Стоит ли удивляться, что мир Нарнии побуждает браться

за перо своих читателей. Льюис, создав огромный «вторичный

мир» (по терминологии Толкиена), специально оставил мно-

жество «зацепок» и тем для тех, кто пожелает вслед за ним

ступить на нарнийские луга. В последней, седьмой книге еди-

норог Алмаз рассказывает Джил «о былых королевствах и ге-

роях» и перечень того, чему и кому посвящены эти рассказы,

занимает без малого страницу. Это ли не приглашение тем,

кто пожелает и СМОЖЕТ воссоздать другие, утраченные нар-

нийские хроники, повествующие «о сотнях и тысячах лет, ко-

гда один король мирно сменял другого».

Однако в мир Нарнии невозможно влететь с разбегу, как

на просторы Средиземья или в стены Хогвардса. Потому что

компас здесь всегда показывает на север и невозможно сде-

лать даже шаг, не будучи убеждённым в том, что север суще-

ствует. Невозможно сказать хоть слово о Нарнии, не веря в ре-

альность Аслана в Него Самого, под тем именем, под которым

Он известен в нашем мире.

Поэтому массового написания сиквелов к «Хроникам Нар-

нии» не последовало. И всё же они есть. Мне известны два та-

ких произведения.

Первое повесть Ксении Хмельницкой «Килания и гномы» с

подзаголовком: «Летописи Нарнии. Аврийский список». Сама

автор в предисловии к книге очень точно характеризует свой

подход к теме:

«...не ждите от книги прямого продолжения “Хроник Нар-

нии”, всё-таки это другие летописи и у

них другой автор, живущий в ином месте

и в иное время, нежели Льюис... Но “нар-

нийский дух” Летописей я старалась со-

хранить в целости». [Ксения Хмельниц-

кая. Килания и гномы.

нии. Аврийский список). М., Центр

«Нарния», 2004.]

Именно этим книга Ксении, прежде

всего, и интересна: это не подражание

Льюису, а следование по указанному им

пути. Относится это, разумеется, не толь-

ко к литературной стороне нарнийских

хроник, но и к Тому, Кто стоит за ними.

Второе известное мне развитие «нар-

нийской» темы представляет собой не-

большой рассказ, который в настоящее

время опубликован только в интернете. Его автор Руфь Штубе-

ницкая, а называется он «Из дневника Сьюзен»

(http://people.freenet.de/Stubenitzky/Susan.htm).

Руфь делает очень простую вещь. Она помнит урок Асла-

на, изложенный в третьей части («Конь и его мальчик»): любой

поступок Бога имеет много значений и следствий, и каждый

видит то следствие, которое касается его жизни. Гибель в же-

лезнодорожной катастрофе стала для семерых королей и ко-

ролев Нарнии, пришедших из нашего мира, рождением в Веч-

ность. Но осталась Сьюзен. И Руфь от её имени, через корот-

кие дневниковые записи, рассказывает, как ужас потери

родных и близких людей заставляет Сьюзен вспомнить и зано-

во найти Аслана... нет, уже Христа. Найти в своём нашем! ми-

ре.

* * *

Итак, «Хроники Нарнии» не рассказывают о Христе а ука-

зывают на Него. Более того, не ограничиваясь этим, они ведут

ко Христу своих читателей.

Будучи талантливым писателем, Клайв Льюис создаёт мир,

который трудно не полюбить. Но, будучи и блестящим аполо-

гетом, он не даёт читателю маленькому ли, взрослому ли ни

на минуту забыть: Нарния это лишь туманный образ того Чу-

да, которое ждёт нас в нашем собственном мире.

...Недавно моя молодая коллега по работе сказала мне:

«Когда я в детстве, совсем маленькой, читала “Хроники Нар-

нии”, я, конечно, многое не понимала...» Меня поразило нача-

ло её фразы.

Мне сорок четыре года. Книги моего детства это «Дядя

Стёпа» и, в лучшем случае, Корней Чуковский. Я читал Льюи-

са, будучи уже безнадёжно взрослым, когда его наконец-то на-

чали публиковать на русском языке.

Но вот – уже выросло поколение, читавшее в детстве нар-

нийские хроники. И оно сможет сделать многое из того, что

так и не сумели мы. Сделает во имя Аслана. Во славу Божью.

Страх Божий – это не ужас перед лицом жуткой неизвест

 

ности, а трепет перед неизмеримым вели-

чием Его любви. Мы по-прежнему боимся

страданий и смерти но благодаря этому

способны осознанно и совершить тот вы-

бор, о котором напоминает Тириану, пос-

леднему королю Нарнии, смертельно ра-

неный кентавр Рунвит: «...миры приходят к концу, а благо-

родная смерть это сокровище, и каждый

из нас достаточно богат, чтобы купить

его».

Но лишь шагнув через этот страх на-

встречу ко Христу (как это делает Джил в

ходе своего первого разговора с Асланом

в «Серебряном кресле»), мы сможем по-

нять, что смерти больше нет, что преж-

нее прошло и не будет больше. Так, как

становится радостью в «Последней битве» для детей и взрос-

лых из нашего мира понимание, что они погибли в железнодо-

рожной катастрофе:

«Это было настоящее крушение, ответил Аслан мягко. Ва-

ши родители и вы в том мире, Мире Теней мертвы. Учебный

год окончен, каникулы начались. Сон кончился, это утро».

 

Есть и другая претензия, которую порой предъявляют

«Хроникам Нарнии» люди уже воцерковлённые. Это искаже-

ние самой евангельской Вести. Звучит даже вопрос: «И при

чем тут христианство?» И, нужно признать, претензии эти зву-

чат довольно серьёзно.

Вот отрывок из недавней статьи американского

автора:

«Все же сущность историй Евангелия в том,

что Иисус не лев веры, а агнец Господа, тогда

как его другое символическое животное ни

кто иной как ... ослик. Моральная сила Хри-

стианской истории в том, что все львы на

противоположной стороне. Если бы (у

Льюиса) был ослик, не слишком вдохновля-

ющий зверь из дальнего уголка Нарнии, ...

отщепенец с грузом тяжелой ноши на пле-

чах, возглавивший поход мышей, крыс, хорь-

ков, стервятников и прочих нечистых зверей, и

затем убитый львами самым унизительным спо-

собом (насколько возможно) ослик, который возро-

ждается (к потрясению даже помогающих и предан-

ных ему друзей) как царь всего сущего, вот тогда это была бы

Христианская аллегория. Могущественный же лев, начинаю-

щий жизнь на вершине продовольственной пирамиды, обожа-

емый всеми своими подданными и наполненный преходящей

власти, убитый презренной злой волшебницей за его же власть

и затем опять возрожденный к царствованию это Митраист-

ская, а вовсе не Христианская легенда».

[http://iseg.livejournal.com/83855.html]

© 2006, Нарния Разработано в GEHARD
Rambler's Top100 Яндекс цитирования ICQ: cтатус ICQ499669206 My status